Особенности психологического склада жителей России

Что такое Особенности психологического склада жителей России и что это означает?, подробный ответ и значение читайте далее, после краткого описания.

Ниже представлен реферат на тему Особенности психологического склада жителей России, который так же можно использовать как сочинение.

Данную работу вы можете скачать бесплатно ниже по ссылке, но если вам нужен реферат, сочинение, изложение, доклад, лекция, проект, презентация, эссе, краткое описание, биография, контрольная, самостоятельная, курсовая, экзаменационная или дипломная работа, с вашими конкретными требованиями, вы можете заказать её выполнение у нас в короткие сроки и недорого.

Мы команда учителей и репетиторов со стажем работы более 20 лет. За это время нами проверено и написано более 100 000 разнообразных работ и тестов. Поверьте нам, мы знаем как удивить вашего учителя или приёмную комиссию, с нами вы обречены на получение отличной оценки. Удачи вам в учёбе!

Столяренко Л.Д., к.п.н., профессор, зав. кафедрой инжинерной педагогики НГМА

Вопрос о национальной психологии, особенностях национального психологического склада - один из самых сложных и мало разработанных. Однако, не поняв особенностей психологии народа, нам не разобраться в том, как обустроить свой национальный дом - Россию, определить адекватные своему психотипу формы общественного устройства и национальные приоритеты. Особенности национального психологического склада достаточно глубоко, и всесторонне исследовались русскими философами конца XIX - начала XX вв.

Наиболее часто подчеркивались следующие характерные черты русского народа: спонтанность, обыденность (В. Ключевский), соборность, державность (А. Хомяков, С. Уваров), коммунитарность, иррациональность (Н. Бердяев), церковность, соборность (В. Соловьев). В советский период отдельные вопросы психологической характерности наций и народов освещались в основном в этнографическом аспекте. В данном исследовании мы исходим из признания существования психологического архетипа (коллективного бессознательного), генетически воспроизводимого в рамках этноса и закрепляемого в культуре и традициях народа.

Один из основателей аналитической психологии - К.Г. Юнг (1875-1961) - отмечал: "Сам мозг рождается с определенной структурой, рабо-тает современным образом, но этот же самый мозг имеет и свою историю, результатом которой сам и является. Естественно, что он функционирует со следами этой истории... и если поискать в основах мозговой структуры, то можно обнаружить там следы архаического разума". [1] Эти следы, по Юнгу, представлены в коллективном бессознательном (архетипе), изнутри управляющим нашими базовыми реакциями на внешнюю действительность.

Каждый этнос имеет свою историю, архаику и, следовательно, до некоторых пор свою психологию. Эта психология через этническую доминанту привязана к ландшафтно-фазовому пространству развития этноса и в этом смысле, в чем можно согласиться с Л. Гумилевым, русский человек ХV-ХVI вв. не похож на русского человека Х1Х-ХХ вв.

Но вместе с тем определенные особенности нашего национального психологического склада остаются неизменными.

Начнем с типа межполушарной интенции - особенности работы мозга, связанной с преобладанием функции одного из его полушарий: левого или правого. Левое полушарие - логическое, рациональное, правое художественное, иррациональное. Множество фактов говорит в пользу того, что русский тип - тип с доминирующим правым полушарием - художественный, импульсивный, эмоциональный. Какие факты подтверждают это? Прежде всего язык: около 60 тыс. слов и выражений только литературного языка; это богатство необходимо нам для выражения чрезвычайно сложного, объемного, художественного мировидения. Доминирование невербальных средств передачи информации в живом общении русских: жестов, мимики, пауз, сильное интонирование речи выдают тот же правополушарный тип. Художественность и эмоциональность наших сказок, любовь к хоровому пению (не слушать хор, а именно петь хором), особенности наших танцев, сочетающих дикое, импульсивное, архаическое начало (пляски) и ритмическую упорядоченность (выход или хороводы), также достаточно очевидно свидетельствуют о превышении нормы правополушарности как особенности русского психологического типа.

Вот что писал об этой стороне характера русских известный ис-торик В. Ключевский: природа России "часто смеется над самыми осто-рожными расчетами великоросса: своенравие климата и почвы обманывает самые скромные его ожидания, и, привыкнув к этим обманам, расчетливый великоросс любит подчас, очертя голову, выбрать самое что ни на есть безнадежное и нерасчетливое решение, противопоставляя капризу природы каприз собственной отваги. Эта наклонность дразнить счастье, играть в удачу и есть великоросский авось".[2] Следующая важная черта русского психотипа - его интровертированность, релятивность. Сознание экстраверта деятельно, конкретно, направлено на объектную часть мира. Интроверты созерцательны, самодостаточны, придают большее значение взаимодействию, чем результату. П. Флоренский отмечал в русских как характерную черту "перевес начал этических и религиозных над общественными и правовыми".[3] Созерцательность - наша национальная черта: мы не умеем взяться за дело, прежде чем не поразмышляем о нем. Сравните, например, русское "утро вечера мудренее" и латинское "не откладывай на завтра то, что можешь сделать сегодня". Мы склонны размышлять о том, "что делать, надо ли делать и как делать", но по большей части не можем прийти к однозначному выводу, пока не доведем себя до крайности.

Сочетание правополушарности и интровертированности нашего сознания дает целый ряд эффектов, подтверждающих предыдущие выводы. Прежде всего это характерная потребность в телесных контактах: "поцелуйный" этикет, ставшие традицией объятия, привычка энергично здороваться, часто используемые выражения типа "локоть к локтю", "грудь в грудь" и даже советское "сплотим ряды". Другим следствием такого сочетания является склонность к мифо-логизации бытия - черта, на которой нас постоянно ловят: мы любим жить в придуманном нами мире больше, чем в реальном. Строительство коммунизма, в процесс которого была вовлечена нация, - достаточно типичный пример такой мифологизации.

Представители различных психологических школ дают различ-ные названия доминирующему среди русских психологическому типу. Последователи психоаналитической школы 3. Фрейда связывают этот тип с "женским" началом и в связи с этим "обретение жениха" рассматривают как ведущую функцию русского этноса. Представители школы аналитической психологии К. Юнга отнесли бы данный тип к интуитивно-чувственному, сильной чертой которого является способность к предчувствию прежде всего, когда это касается сферы человеческого, слабой - отношения с объектной, материальной стороной мира. В соционике, науке, развивающей свои идеи на основе методологии К. Юнга, тип, наиболее близкий русскому, определяется как "интуитивно-этический интроверт" (другое название - тактил-лингвик). Особенность этого психотипа заключается в том, что функции конкретной деятельности и волевой мобилизации являются "слабыми", находятся, выражаясь языком Э. Берна, на уровне "ребенок". Давление на такие точки вызывают к жизни "детское начало" и в первую очередь обращение к "старшему" - государству. Кстати, поражающая иностранцев "детская доверчивость" русских к кампаниям, работающим в стиле "МММ", играющих на фантастических картинках массового обогащения, след реанимации под давлением внешних условий того же комплекса ребенка. Воспроизведем некоторые характеристики глубинной подсознательной структуры этого психологического типа.

Мышление характеризуется эмоционально-чувственным восприятием, образностью, сосредоточенностью на масштабных проблемах. Остро чувствует тенденции и грядущие изменения. Однако испытывает значительные затруднения при необходимости перевести результат предчувствия в рациональную форму, конкретные решения.

Для его деятельности характерны склонность к размышлениям, которые не всегда заканчиваются поступками, нерешительность в выборе конкретной альтернативы, импульсивность. Не умеет экономно и расчетливо устроить свой быт, склонен к бесхозяйственности.

В отношениях с окружающими выражена потребность в близких контактах, понимании со стороны окружающих, эмоциональной вовлеченности. В деловой активности стремится к глубокой мотивации партнеров, при угрозе конфликта часто предпочитает уступить, сохранив нормальные взаимоотношения.

Испытывает дискомфорт и снижает активность, когда возникает необходимость в переработке информации, требующей прямой деловой активности. Как правило, сам не может установить волевой режим. Активизируется при наличии информации о логике целеполагания, механизме достижения целей и о его (лично) предназначении в получении результата.

Специалисты по соционике считают, что "доминирующей потребностью у русского народа является стремление жить в сильном государстве", которое бы взяло на себя функции защиты его материальных интересов и волевой мобилизации.[4]

Эти выводы в значительной мере подтверждают и данные обще-российских опросов, проведенных фондом "Общественное мнение" в январе 1995 г. Корреспондентам было предложено отметить наиболее характерные признаки для типичных представителей различных национальностей. Типичный русский выглядит в зеркале общественного мнения следующим образом: (в скобках приведен процент отметивших соответствующее качество к числу опрошенных) Добродетели: открытость (65), гостеприимство (60), терпеливость (56), готовность помочь (55), миролюбие (47), надежность (40). Пороки: лень (23), безответственность (26), непрактичность (35).

Как видим, "картинка" в основных чертах совпадает с теоретической моделью. Менталитет народа определяет черты национального характера, совмещающего одновременно антиномические, полярно противоположные начала. По определению Н.А. Бердяева Россию и русский народ "можно характеризовать лишь противоречиями": государственная деспотичность и анархическое свободолюбие; национальное самомнение и универсальность духа, всечеловечность; жестокость и болезненная сострадательность; удивительная терпеливость и "склонность доходить во всем до крайностей, до пределов возможного, причем в кратчайшие сроки"; непредсказуемость поведения и склонность следовать "традициям старины", общинность, преклонение перед интересами государства, послушание перед властью и стремление к ниспровержению власти, к бунту. Н.А. Бердяев подчеркивал: "русское мышление имеет склонность к тоталитарным учениям и тоталитарным миросозерцаниям. Только такого рода учения имели у нас успех. В этом сказывался религиозный склад рус-ского характера". Созерцательность, мечтательность, интуитивность мышления в сочетании с эмоциональностью, с ослабленной деловой логикой обуславливает неумение русского человека планомерно и последовательно доводить начатое дело до конца, обуславливает его увлеченность фантазиями и мечтами о "коммунистическом рае" или "мгновенном рыночном процветании".

Список литературы

1. Юнг К.Г. Аналитическая психология, СП б, 1994, с. 34.

2. Ключевский В. Соч. В 9 т. М.: Мысль т.1. с.315 - 316.

3. Флоренский П. Соч. в 4 т. М., 1994, т. 1, с. 644.

4. Молодцов А.К. К вопросу о соционических прогнозах в политике. - Информационный бюллетень "Персонал", 1991, ¦ 5, с. 82.

Похожие материалы

Измена в браке: причины и последствия
Первоначальное проявление супружеской верности исходило из необходимости мужчины быть уверенным в
Концепция японской зависимости (Амаэ)
Амаэ можно приблизительно перевести как «зависимость от благожелательности других». Это «ключевая
Бернс об Эриксоне
Развитие автономии. Чувство инициативы или чувство вины. Трудолюбие или чувство неполноценности.
Возрастные особенности становления личности
Психическое развитие как процесс, развертывающийся во времени на протяжении жизненного цикла
Советская школа и педагогика в период восстановления народного хозяйства и социалистической индустриализации (1921-1930)
Переход к мирному строительству и задачи школы. Развитие системы народного образования. Укрепление