Время ОИВТА

Что такое Время ОИВТА и что это означает?, подробный ответ и значение читайте далее, после краткого описания.

Ниже представлен реферат на тему Время ОИВТА, который так же можно использовать как сочинение.

Данную работу вы можете скачать бесплатно ниже по ссылке, но если вам нужен реферат, сочинение, изложение, доклад, лекция, проект, презентация, эссе, краткое описание, биография, контрольная, самостоятельная, курсовая, экзаменационная или дипломная работа, с вашими конкретными требованиями, вы можете заказать её выполнение у нас в короткие сроки и недорого.

Мы команда учителей и репетиторов со стажем работы более 20 лет. За это время нами проверено и написано более 100 000 разнообразных работ и тестов. Поверьте нам, мы знаем как удивить вашего учителя или приёмную комиссию, с нами вы обречены на получение отличной оценки. Удачи вам в учёбе!

Наталья Дубова, Игорь Левшин

В 1983 году в Академии наук СССР было создано Отделение информатики, вычислительной техники и автоматизации (ОИВТА). Инициатором организации нового отделения и его первым академиком-секретарем был академик Велихов, в те годы вице-президент АН СССР. В беседе с нами Евгений Павлович поделился своими воспоминаниями о создании отделения и перипетиях борьбы за развертывание советской индустрии персональных компьютеров.

В Академии все были против создания отделения. Математики считали, что СССР всегда будет ведущим в области программного обеспечения, поскольку у нас самые лучшие программисты-математики, и что нет никакой необходимости в специальном отделении по информатике. Мы с вами знаем, чем это кончилось, — ни одной программы приличной на рынок не поставили, и до сих пор индустрия ПО так и не создана. Физики уверяли, что все остальное, то есть аппаратное обеспечение, — это их дело. Задачи управления военными и промышленными объектами были в ведении Отделения механики и процессов управления. Так что, мол, никакой необходимости в специальном отделении информатики нет. С этими тремя китами было трудно договориться, но постепенно пришло осознание того факта, что Академия наук без информатики невозможна.

В 1982 году в стране сменилась власть, умер Брежнев, и генеральным секретарем ЦК КПСС стал Андропов. Разговор с ним у меня состоялся еще до смерти Брежнева, когда Андропов занял место Суслова. Я старался объяснить ему ситуацию — в области информатики и компьютеризации весь мир стремительно уходит вперед. Тогда он и министр обороны Устинов поддержали принятие постановления правительства по созданию Отделения информатики и вычислительной техники. В этот момент были сформулированы основные идеи постановления и заложены те академические институты, которые затем были созданы в отделении.

Но беда была в том, что резко против постановления выступил Председатель Совмина Тихонов. У Андропова с Тихоновым были трудные взаимоотношения. Потом на него навалилась должность генсека, потом болезнь. Постановление о создании ОИВТА приходилось буквально проталкивать. Но в конце концов решение было принято.

Не все, что задумывалось, удалось реализовать. Немножко опоздали. Хороший институт создали в Переславле-Залесском (Институт программных систем). Кое-что, но не совсем то, что хотели, организовали в Ярославле (Институт микроэлектроники и информатики). Там раскручивался академический центр. В отделение перешла часть коллектива ИНЭУМ во главе с директором Наумовым. Он стал руководителем Института проблем информатики. Пригласили Валиева, который возглавил Физико-технологический институт. В Черноголовке был создан Институт проблем микроэлектронных технологий. В состав отделения вошли ИПМ и ВЦ Академии наук. Несколько позже, уже при Горбачеве, было организовано пять центров микроэлектроники в Москве, Петербурге, Вильнюсе и Новосибирске. Развертывание одного из этих центров планировалось в МГУ, но тогдашний ректор Логунов так его и не осуществил.

В то время, когда задумывалось отделение, в мире появились первые персональные компьютеры. Когда я пытался объяснить эту концепцию в Министерстве радиопромышленности, ответ был такой: никаких персональных компьютеров не существует и существовать не будет. Персональный автомобиль — не наш образ жизни, а о персональном компьютере вообще нечего говорить. Есть удаленный терминал, есть time sharing. И это была точка зрения не только чиновников, но и большинства ученых, даже в мире.

Самый критический момент наступил, когда появились IBM PC. Я привез первый такой компьютер. Кстати, первым, кому я показал его, был Горбачев, в те годы первый секретарь по сельскому хозяйству. Курчатовский институт вышел на него с идеей обрабатывать плуг разными ионами, лазерами, чтобы увеличить время эксплуатации.

Сначала было неприятие персональных компьютеров, затем стали предприниматься попытки создать собственные ПК. Готовился пленум по научно-техническому прогрессу. Я показывал персональный компьютер в Госплане, Маслюкову, который был начальником научно-технического управления в Минобороны, Тихонову. В конце концов сопротивление удалось сломить. Примерно в 1981 году появилась идея начать изготавливать персональные компьютеры вместе с фирмой Olivetti. Речь шла о вертикальной интеграции — начать со сборки и двигаться вглубь. Это уже был шаг вперед. Но в конце концов дело все равно завалили.

Мы постоянно писали статьи, пытались объяснить, что если у социализма есть какой-то шанс уцелеть, мы должны немедленно взяться за информатизацию. Но понимание приходило с трудом.

К этому времени сложилась довольно приличная группа в Вычислительном центре АН СССР — Виктор Брябрин, Антон Чижов, Евгений Веселов и другие. Это были ребята, которые воспринимали новое, но их не поддерживали. Тогда появилось несколько публикаций о том, что при организации производства ПК необходима вертикальная интеграция. Через несколько лет это было реализовано в Корее, на Тайване. У нас был огромный потенциал, но убедить руководство страны оказалось невозможно.

В это же время начался некоторый ажиотаж в школьном образовании. Мы решили, что надо начинать с ребят. Школам нужны были компьютеры. Министр образования заявил, что ему необходима тысяча компьютеров. Встал вопрос — как это сделать. В МГУ, в Институте физики плазмы, была группа, которая разработала неплохой персональный компьютер для школы — «Корвет» — на 86-м процессоре. Его производство начали в Баку.

Я пытался убедить Гришина, что нужно создавать производство в Москве, и вообще переводить Москву на high-tech. Но он отказался, особенно когда узнал, что на таком производстве рабочих почти не будет. А Москве нужен рабочий класс, Москва — это рабочий город. В конце концов руководство Минрадиопрома, Тихонов и Маслюков приняли решение создать суперпроизводство ПК в Кишиневе. Там был запланирован полный цикл, все от начала до конца, и точное воспроизведение IBM PC. Однако успели только вырубить виноградники, больше ничего не было сделано. А деньги затратили совершенно ошеломительные, начали закупку оборудования. На самом деле была реальная возможность собирать свои персональные компьютеры — если бы на те средства, которое вложили в кишиневскую авантюру, просто купили комплектующие и запустили полное производство по корейской схеме.

Руководство МЭП выбрало для копирования архитектуру PDP-11 и тянуло это дело чуть ли не до перестройки. Но к этому времени весь мир был уже завален персоналками. Время ушло.

В академии наконец поняли, что война за индустрию персональных компьютеров проиграна — и в мировом, и во внутреннем масштабе. Правда, персоналки были лишь одним из направлений деятельности ОИВТА. Хотя это была в те времена самая острая проблема, поскольку именно эта отрасль устроила настоящую революцию. В академии тогда думали и о новых технологиях в микроэлектронике, и о суперкомпьютерах.

Одно время активно развивали интерфейсную систему КАМАК. Занимались проблемой стандартизации шин. Мы с самого начала выбрали VME. Пробить его было невероятно сложно. ИРЭ стоял за Multibus. Но в академии отстояли VME, и это был первый существенный шаг нового отделения.

После 1985 года началась программа «Красный Крей» — создание суперЭВМ «Электроника ССБИС» под руководством Мельникова. Система появилась, но поздновато. Было вложено много сил, но все погибло, когда уже имелись образцы. Параллельно развивался «Эльбрус». И хотя в определенной степени академическим делом был «Красный Крей», а «Эльбрус» продвигал Минрадиопром, мы чем могли помогали разработчикам «Эльбрусов» — Бурцеву, а затем Бабаяну.

С такими большими трудностями академия начала играть определенную роль в деле компьютеризации страны. В это время налоги на комплектующие были подняты, а налоги на ПК опущены, закончилась холодная война, и западные машины хлынули сюда бурным потоком. Академия наук взялась за следующий шаг — Unix-станции. Но это уже другая история.

Похожие материалы

Учение о теплоте. Поведение тел при нагревании
Экспериментальные исследования теплового расширения в XVIII веке привели к характерной путанице
Поиск общей причины неудач ppm первого рода. «Закон сохранения силы»
Последние два века (XVII и VIII вв.) периода истории ppm характерны тем, что многие даже достаточно
Телефоны прошлых лет
В середине XIX столетия многие ученые и изобретатели делали попытки передать человеческую речь на
Программофон как интеграция ПК с телефоном
Развития телефонной связи. Создание дружественного интерфейса в среде Windows.
Сикорский Игорь Иванович. Ученый, авиаконструктор. Интересные факты из истории жизни
Молодой Сикорский с детства увлекался авиамоделированием, в 12 лет построил небольшой вертолет с